Рыболовный турбизнес на Мурмане: давайте говорить начистоту

К содержанию

Опубликовано: www.fishers.ru, сокращенный вариант.

Е. Берестовский

На проходившей недавно и активно разрекламированной на мурманском ТВ научно-практической конференции «Рыболовный туризм на Кольском полуострове — опыт развития и перспективы», было много выступлений «единомышленников, находящихся в едином информационном поле и говорящих на одном языке».

Попробуем же выяснить, так ли «все хорошо» на самом деле, и что по этому поводу думают просто рыболовы и просто ученые. Поскольку власть предержащие мнением обычных рыбаков не интересуются, то заглянем на рыболовный сайт fishing.ru и посмотрим, какие вопросы обсуждает весьма осведомленный электорат.

«Не нужно быть ученым, чтобы понять — реки отданы на откуп, и никто не думает о последствиях, нет объективной науки и нет никакого контроля за происходящим. А наука должна быть, контроль — непременно, регулирование процесса в интересах сохранения семужьего стада, но не в коммерческих интересах отдельных лиц — тоже должен быть». Не менее откровенно высказываются и некоторые гиды.

«Для рекламы лагерей нужны цифры. Поэтому в статистику включается самый последний тиндяк (тинда, межень), а так же бывает, что и перегибы. Иностранцы, тоже любители приукрасить, называют это «лонг релиз». Это когда рыбина и в сачок не успевает входить — срывается. Так же, благодаря Мурманрыбводу повелось, что лимит на реки нужно исчерпывать желательно полностью, иначе грозятся его снизить. Типа мало поймали, стало мало рыбы, урежем. А сколько ловило народу, какого и как долго — никого не интересует. Поэтому цифры не могут быть слишком малыми. Так как ни один лагерь не испытывает недостатка в лицензиях ПО» (принцип «поймал-отпустил» — ред.).

Кстати, о квотах: «…затрону лишь один щекотливый методический аспект: как «биологически обоснованно» ведется расчет квот для рыболовных турфирм под принцип ПО. На 2006 год квота на лов семги с изъятием дана на Кольский совсем небольшая — порядка 45–50 т. НО! Например, турфирме на реке Поной выделено около трех тонн из всего этого количества, которые приравнены каким-то умником к 15.5 тысячам (!!!) экземплярам семги. Т.е., если 3 т — это где-то 1 тысяча рыбин, то пострадать должны 15 тысяч с хвостиком. А впереди еще нерест. А потом удивляемся, что потомство получается какое-то хилое, не шибко жизнестойкое, и не происки ли это космических сил.

А так — практически по всем рекам!!! Любой мало-мальски рассудительный рыболов понимает, что это — элементарная псевдонаучная индульгенция на многократное перелопачивание семги «высокоспортивными» интуристами и нашим рыболовным «бомондом» в обход выделенных квот. Фактически властями установлены такие правила рыболовства для бизнес-принципа ПО, которые снимают все (!) ограничения на вылов рыбы уважаемыми клиентами турфирм. Но это же не цивилизованная высокоспортивная рыбалка, господа, это — заурядный вандализм или, по-русски, мародерство. Позор!»

Некоторые опытные рыболовы и гиды выказывают большой скепсис по поводу официальной рыболовной статистики и по гибели рыбы в результате ПО, потому что одно дело — реальная рыбалка, а совсем другое — образцово-показательная: «У меня нет оснований не доверять опытнейшим гидам, практически постоянно живущих на Рынде и Харловке вот уже 15 лет, и если они считают, что гибнет в разные годы от 30 до 50 % рыб, то наукообразные «съезды» некоторых «ученых» по смертности ПО с 50 до 5–10 % за пару-тройку лет, мне, как биологу широкого профиля, совершенно не внушают доверия, тем более с учетом взаимных интересов ангажированной науки и бизнеса. Я сразу хочу предупредить, что они дают смертность семги после выпуска на реальной (!), а не на образцово-показательной рыбалке. На демонстрационной рыбалке используют только мушки на одинарном крючке с прижатой бородкой, рыбу принимают в подсак и тут же ее выпускают, давая слабину, чтобы выскочил крючок, и не прикасаясь к семужине руками.

Но если такое потребовать от клиента, когда гид с ним один на один, то будешь на «голодном пайке» — без всяких «гипсов». Поэтому дамам с детьми и инвалидам позволяют ловить крючками с бородкой, а мужикам-дилетантам — на «трубочки» с разной нелегитимной оснасткой. Потом фото на память и так, и этак, и с тем, и с другим. Предвосхищая события, скажу, что те два десятка фото с клиентами и трофейной семгой, в номинацию «Дайте рыбе шанс» явно не попадают».

«К великому сожалению, никакого объективного научного анализа по поводу влияния ПО на популяции семги сделать невозможно. Во-первых, совершенно отсутствуют реальные, а не опосредованные данные о численности заходящей в реки рыбы. Причем фирмачи боятся как установки РУЗрв, так и электронных счетчиков заходящей рыбы. Во-вторых, о чем уже неоднократно говорилось, правдивая рыболовная информация отсутствует вообще, что на высокоспортивных экспроприированных реках, что на реках общего пользования, и, фактически, проходной двор — везде, просто есть VIР-проходимцы и просто желающие порезвиться и заработать, причем это еще надо посчитать, кто выгребает семги больше. Придворная наука, которая пасется на реках, занимается в основном наукообразным прикрытием своих хозяев, а также неплохо подрабатывает в лагерях гидами. Зачем же им обижать своих кормильцев. Вот так и получается все чудненько — виртуальные биоресурсы, виртуальная рыбалка, зато очень даже реальные деньги и никакой ответственности, замечу».

Активно пропагандируемый индустрией рыболовного турбизнеса тезис о бережном и щадящем режиме эксплуатации стад семги подконтрольных рек не находит своего подтверждения в реальных условиях:

«На протяжении нескольких лет осуществляется принцип спортивного лова семги «поймал-отпустил», который не только прижился, но и исказился в своей сути со спортивного на варварский. Я, госинспектор рыбоохраны, лично наблюдал, и вижу на протяжении многих лет, как гидами нарушаются прописанные режимы спортивного лова. В начале сезона клиенты-интуристы уничтожают одних самок семги: это и вырванные крючками жабры, глаза; обрезанные леской плавники, развороченные челюсти, а что и говорить про осыпанный берег серебром — чешуёй, которую рыба теряет при биении ее о камни-валуны при вываживании; термоожоги, которые получает рыба, когда ее берут без хлопчатобумажных перчаток (защитной прокладки). После таких травм, которые на первый взгляд кажутся нам обычными, рыба не в состоянии выжить, и не один десяток полумертвых или разложившихся туш сносится вниз по течению и скапливается в отстойных ямах. И после этого говорят о том, что этот принцип является спортивным и гуманным, умышленно скрывая обратную сторону медали. Мне и другим инспекторам за молчание было вознаграждение от «фирмачей», которых интересует только «зелёная нажива»; есть указание инспекторам рыбоохраны, которые инспектируют в турлагерях, иностранцев не трогать, а оформлять только гидов — штраф за ущерб в рублях, а интурист платил бы в долларах плюс конфискация орудия лова. Я считаю, что этот «спортивный» принцип необходимо искоренить с рек Кольского полуострова и как спортивный вид лова и как бизнес».

А вот что говорят по этому поводу мастера нахлыста и спиннинга: «Я даже в кошмарном сне не мог себе представить, что львиную долю спортивного лова в начале сезона составляют вальчаки, и «клиенты» получают удовольствие от этой рыболовной некрофилии. Они ловят и выпускают уже отнерестившуюся и чудом выжившую рыбу, которая может быть (!) могла бы дожить до следующего нереста!»;

«Зачем вы ловили 75 вальчаков? Отпускать их практически бессмысленно, при такой температуре воды и в такой кондиции (полностью истощённые после года в реке) их и без вас погибает от 80 до 95 процентов, причём не только в реке, но и в море уже, пищевод не успевает восстановиться даже. С вашими усилиями — погибло практически все 100. Цена тех нескольких свежих рыб, что вы поймали — поголовный летальный исход остальной рыбы. А ведь выжившие могли бы прийти обратно на повторный нерест… Вот и измельчание стада. Туркомпании, продающие такое время на реках, не только предлагают некачественный продукт (никакую рыбалку), но и не заботятся о сохранении стада в реке, точнее нещадно его эксплуатируют»;

«Это — жестокая забава. Примеров масса. Гиды это прекрасно знают, и многим из них неприятно, когда клиенты порют рыбу без оглядки, ведь на том же Покое клиент, только научившись забрасывать (извиняюсь, даже не забрасывать, а отпихивать от себя шнур на 5 м с лодки) имеет шанс поймать и отпустить 20–30–40 рыб в день. Что с ней происходит при высокой температуре воды легко себе представить (а в Поное вода иной год прогревается до 26 градусов, даже не травмированная сёмга выживает далеко не вся)».

К содержанию