Проблемы охраны волков в Польше

К содержанию

Перевод КЭКЦ. Опубликовано: S. Nowak, R.Myslajek, 2004. Rola wilka w Lasach, Stowazy szenie dla Natury Wilk. — Godziszka. — 16 p.

Сабина Новак, Роберт Мышлаек

ВВЕДЕНИЕ

Волк в течение многих лет считался вредителем и безрассудно уничтожался повсюду, где только появлялся. Кроме динамичного развития научных исследований, до начала восьмидесятых годов ушедшего столетия в Европе осуществлено значительное число специальных проектов, целью которых было изучение экологии этого вида. Дальнейшее их развитие привело к обоснованию перемены взглядов на роль этого хищника в лесных экосистемах и внесению его в списки охраняемых животных во многих странах Западной Европы. Жаль только, что лишь в немногих из этих стран волк обитает в естественных природных условиях. А на востоке Европы и до сих пор этот вид считается вредителем а рriori. Во многих странах это зверь не подлежит охране даже на краткий период, необходимый для взращивания волчат (Промбергер и Шредер, 1992, Бойтани, 2000). В Польше около 20 лет проводятся исследования этого хищника как на равнинах (прежде всего в Беловежской Пуще, а также в Варминско-Мазурском Приозерье), так и в горах (Бещады, Бескид Шляский и Живецкий) (обзор Окармы 1007, Бережинский 2000, Еджеевска и Еджеевский 2001, Новак и Мышлаек 2000, Пиружек — Новак 2002). Их результаты публикуются в престижных научных журналах и составляют значительный объем данных по вопросам экологии волка. Именно они способствовали тому, что этот вид ныне подлежит строгой охране на всей территории Польши.

ЮРИДИЧЕСКИЙ СТАТУС ВОЛКА

Охрана этого вида на всей территории страны началась в 1998 году, когда волк получил статус охраняемого вида во всей Польше и был вычеркнут из списка промысловых охотничьих видов. Прежде, до 1995 года, волк охранялся в соответствии со специальным распоряжением Министра охраны окружающей среды, природных ресурсов и лесного хозяйства в 46 воеводствах, за исключением кросненского, пржемыского и сувальского. В двух последних он все-таки подлежал охране на основании распоряжений воевод. Факт обеспечения охраны волка является не просто причиной, но прямым запретом отстрела волков. Согласно закону от 16 апреля 2004 года об охране природы, в отношении волка, так же как и прочих охраняемых животных, запрещается:

  • Убивать, ранить, нарушать покой, транспортировать, разыскивать, содержать в неволе, а также владеть живыми животными;
  • Собирать и содержать мертвых животных и обладать ими, в том числе препарированными, а также их частями и производными продуктами без разрешения воеводы;
  • Уничтожать места их обитания и отдыха;
  • Уничтожать их норы, логовища и молодых особей;
  • Препарировать мертвых животных и/или их частей, в том числе найденных, без разрешения воеводы;
  • Сбывать, приобретать, предлагать к продаже, выменивать и дарить живых и/или мертвых животных, препарированных либо видоизмененных, а также их частей и производных продуктов;
  • Умышленно пугать и беспокоить;
  • Без разрешения воеводы фотографировать, снимать фильмы, наблюдать, что может напугать либо обеспокоить их;
  • Перемещение из мест обычного обитания в другие места;
  • Перемещение животных, рожденных и выкормленных в неволе, в природные места обитания.

Вышеперечисленные запреты не касаются ситуаций, когда необходим отлов раненых или ослабленных животных для оказания им ветеринарной помощи и перевода в центр реабилитации, а также когда нужно отловить животное, блуждающее в непосредственной близости к усадьбам, для перемещения его в места обычного обитания. Нарушение данных положений закона подлежит наказанию в виде ареста или денежного штрафа.
Волк в Польше — редкий вид, поэтому занесен как в оба издания «Польской Красной книги животных» (Гловацинский, 1992, 2001), так и в «Красную книгу видов, исчезающих и находящихся под угрозой уничтожения» (Гловацинский, 2002).Он также находится в списке видов, находящихся под угрозой в Карпатах (Витковский и др., 2003).

В ЕВРОПЕ

Волк отнесен к видам, подлежащим строгой охране. Это решение ратифицировано в нашей стране в 1995 году Бернской Конвенцией (Конвенция об охране видов дикой европейской фауны и флоры и природных мест их обитания), а также Директивой о местах обитания Европейского Союза (II и III приложения), которая является для нас обязательным законодательным актом в связи с нашим вступлением в Европейский Союз. К этому решению имеет отношение также Вашингтонская Конвенция (СITES) в части торговли видами, находящимися под угрозой уничтожения. Кроме того, волк — один из видов, учитываемых при установлении сети Природа 2000.

СОСТОЯНИЕ ПОПУЛЯЦИИ ВОЛКА В ПОЛЬШЕ

В соответствии с проводимой по распоряжению Генерального Директора государственных лесов и координируемой Институтом изучения млекопитающих Польской академии наук в Беловежи и Обществом охраны природы «ВОЛК» «Инвентаризации волка и рыси в лесничествах и национальных парках Польши 2001», общая популяция волка на территории страны составляет около 550 особей (Ержеевский и др, 2002а). Наиболее плотное обитание популяции волка ограничено восточной, северо-восточной и южной частями страны. Просторные лесные комплексы Западной Польши и сильно расчлененные леса Центральной Польши заселены едва ли несколькими изолированными, эфемерными стаями, необычайно чувствительными ко всяким опасностям. Состояние и расположение этих стай меняются из года в год. Основная часть популяции волка обитает прежде всего в хозяйственных лесах (Ержеевский и др., 2002а). Этому хищнику необходимы обширные пространства, заселенные дикими копытными (Окарма, 1995). Одна стая волков занимает территорию примерно от 80 до более 140 км2. Средняя площадь территории национально парка в нашей стране — около 140 км2 (том числе площадь леса — примерно 87 км2, а средняя площадь лесного резервата едва ли достигает 0,7 км2. Все народные парки и лесные резерваты занимают не более 2,8% лесных площадей страны. Ясно, что реализовать охрану этого хищника в условиях существующей сети охраняемых территорий невозможно (Новак и Мышлаек, 1999в). Ключевой для сохранения этого вида в нашей стране является, собственно, та часть его популяции, которая обитает в типовых хозяйственных лесах.

ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ ВОЛКА В ПОЛЬШЕ

ПУТИ МИГРАЦИИ ВОЛКОВ И ИНФРАСТРУКТУРА ДОРОГ В ПОЛЬШЕ

Постепенное развитие цивилизации в нашей стране приводит к значительной фрагментации и изоляции мест обитания этих хищников. В результате все большая часть польской популяции этого вида состоит из небольших субпопуляций, заселяющих отделенные друг от друга лесные комплексы. Это затрудняет, а иной раз делает просто невозможным свободный обмен особями, а вследствие этого — и обмен генами между отдельными стаями. Наиболее изолированные субпопуляции волков становятся чрезвычайно подверженными любым негативным факторам окружающей среды, особенно антропогенным (Новак и Мышлаек, 1999в, 2001, Ержеевский и др, 2002а, 2004). Если весь набор негативных факторов приведет к уничтожению локальной популяции, то шансы на повторное заселение волками данной территории весьма невелики. В настоящее время наиболее существенным фактором, создающим непреодолимые препятствия в нашей стране, является начатое строительство в нашей стране скоростных автострад. В соответствии с требованиями законов Европейского Союза, автострады по обе стороны следует отделять от окружающей среды непрерывными ограждениями из металлической сетки. Полоса территории, занятой автострадой со всей инфраструктурой занимает около 120 м и образует непреодолимый барьер для многих наземных животных. Мощным барьером являются также дороги скоростного движения, которые также следует ограждать на определенных участках, в частности, в пределах лесных комплексов. Можно предвидеть, что возникающая сеть автострад и дорог скоростного движения будет оказывать негативное влияние не только непосредственно на основные лесные комплексы, по которым они будут пролегать. Транспортные артерии пересекут важнейшие пути миграции хищников, идентифицированные на основании выводов «Инвентаризации волка и рыси». Эти пути используются также многими другими крупными млекопитающими, которым также необходимы значительные пространства, таким как лоси, олени, серны, дикие кабаны. В местах пересечения автострад с путями миграции необходимо строить соответственно большие переходы для животных такие как зеленые мосты шириною не менее 40 м, переходы под эстакадами или построенными мостами и виадуками. Только таким образом у Польши будет шанс избежать проблем, с которыми борются западные страны, где для обеспечения связей между местами обитания животных и растений огромные пространства отводятся для строительства переходов через уже существующие автострады.

БРАКОНЬЕРСТВО

Несмотря на юридическую охрану, в Польше ежегодно нелегально убивают значительное число волков, часть из которых попадает в силки, других отстреливают нелегально, например, в Карпатах или на северо-востоке нашей страны (Мышлаек, 2002). Нередки и случаи, когда волчат забирают из нор, что тоже является одним из видов браконьерства. В некоторых случаях животных, взращенных людьми в неволе, возвращают в природную среду обитания. Они становятся средоточием конфликтов, поскольку не приспособлены к жизни в лесу и не боятся людей.

ОТСТРЕЛЫ НА ПОГРАНИЧНЫХ ТЕРРИТОРИЯХ

Еще одной проблемой являются отстрелы волков у наших восточных и южных соседей. В Словакии волк является промысловым животным, а в Украине, Белоруси, Литве и России его просто истребляют. Учитывая, что хорошо сохранившимися являются лишь узкие полоски лесов на приграничных территориях, обитающие там стаи волков используют территории по обе стороны границы. В результате тех же особей, которых охраняют на польских землях, убивают в нескольких километрах дальше, по ту сторону границы (Новак и Мышлаек, 2001, Пиружек-Новак, 2002).

ВОЗРАСТАЮЩИЙ ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ПРЕССИНГ НА ЛЕС

Проникновение человеческой деятельности вглубь лесных комплексов приводит к частым контактов волков с человеком. Это порождает много конфликтов, в основном со скотоводами, — их широко освещают средства массовой информации (Новак и Мышлаек, 1999а). Такие сообщения способствуют формированию негативного образа этого хищника в сознании общества, который углубляется вследствие отсутствия знаний о его важнейшей роли в лесных экосистемах. Развитие строительства рекреационной, туристической инфраструктуры уменьшает площади, доступные для диких животных и дает возможность людям проникать в самые отдаленные уголки лесных комплексов. Это нарушает процесс воспитания молодых волков и приводит к высокой смертности волчат (Пиружек-Новак, 2002).

ЭКОЛОГИЯ ВОЛКА

Большинство волков живет семейными группами, обычно именуемых стаями. В неэксплуатируемых, непромысловых популяциях одинокие особи составляют 2–5% от общего количества этих хищников (Ержеевска и др., 1996, Сметана и Вайда, 1997). Одинокие волки — это чаще всего молодые особи, мигрирующие в поисках новых территорий, а также больные или старые животные, изгнанные из стаи. В популяциях, подвергающихся эксплуатации человеком (охота, отлов), процент одиноких животных выше — они появляются из стай, разбитых охотниками или отстрелами. Средняя численность стаи на территории Польши — 4–5 особей (Ержеевска и др, 2002а), в том числе родительская пара альфа и ее последнее потомство. К группе могут иногда примкнуть и не кровные родственники. Волчата (в среднем 5–6) рождаются весной, только один раз в год. Однако до зимы доживают в среднем 1,8 щенков в долинах, а в горах еще меньше лишь около 1,3 на стаю (Пиружек-Новак, 2002).

Каждая стая занимает отдельную территорию, размер которой зависит от плотности потенциальной добычи. В Европе наибольшая территория волчьих стай приводится для зон с наименьшей плотностью популяций оленей (Окарма, 1995). В Беловежской Пуще волки занимают территорию площадью 154–343 км2 (Ержеевска и Ержеевский, 2001). В горах их территории меньше — в Бещадах 82–90 км2 (Сметана и Вайда, 1997), а в Живецком и Славском Бескиде — 98–227 км2 (Перужек-Новак, 2002). Средняя плотность волков в низинных лесах Беловежской Пущи — около 2–2,6 особей/100 км2 (Окарма и др., 1998), в Бещадах — 3,9 (Сметана и Вайда, 1997), а в Бескиде Живецком и Славском — 1,5–1,9 (Перужек-Новак, 2002).

Как показывают беловежские и карпатские исследования, основанные на анализе волчьих экрементов и соответсвующих остатков их добычи, основой рациона волков являются копытные. В Беловежской Пуще они составляли 97–98% биомассы волчьего корма (Ержеевский и др., 2000), в Бещадах — 85–97% (Сметана и Климек, 1993, Сметана 2000), а в Западных Бескидах — 95% (Перужек-Новак, 2002). Доминирующим видом среди добычи этого хищника является олень, составляющий 31–55% всех задранных волками копытных и 42–80% всей съеденной волками биомассы (Ержеевский и др, 1992, Сметана и Климек 1993, Окарма, 1995, Ержеевский и др., 2000, Сметана 2000, Перужек-Новак 2002). Косуля и дикий кабан являются хотя и важной, но зависящей от местных условий и времени года, составляющей их кормовой базы. В Бещадах дикий кабан становится существенным источником питания волков только в зимний период, что связано, вероятнее всего, с глубоким снежным покровом. В типовых хозяйственных лесах процент косули может доходить до 35% общей биомассы волчьего корма вследствие ее преимущества в структуре копытных, однако предпочтительной добычей для волков по-прежнему остается олень (Перужек- Новак, 2002). Кроме того, в экскрементах волков, хотя и в незначительных количествах, обнаружены также останки зайцев, лис, барсуков, бобров, кротов и грызунов. В Бескидах доманий скот составлял не более 3% биомассы съеденного корма (Перужек-Новак, 2002), а в Бещадах — 2% (Сметана, 2000).

Как следует из беловежских исследований, волчья стая задирает около трех млекопитающих копытных в неделю, а средняя ежедневная потребность одного волка в мясе составляет примерно 5 кг. Волки устраняют ежегодно около 15% особей из популяций оленя и примерно 5% особей из популяций косули, по отношению к максимальной весенне-летней численности этих животных (Ержеевска и др, 1994, 1997). Хотя главным фактором, ограничивающим плотность копытных на данной территории, является доступность корма, волки могут существенным образом влиять на численность, а также темпы роста популяций копытных и предотвращать достижение максимальных плотностей, определяемых через кормовые средства (Ержеевска и Ержеевски, 2001). Для более точного определения влияния волка на популяции копытных были проанализированы также возрастная и половая структура его добычи. Беловежские исследования, основанные на анализе найденных остатков жертв волков показывают, что чаще всего их добычей становились телята оленей (51% найденных остатков оленей), 36% составляли взрослые самки, и лишь 13% — быки (Ержеевский и др, 2000). В Бещадах волки убивали больше всего молодых особей (32–51%), ланей (40–45%), и меньше всего быков (9–24%); только во время гона быки становятся более легкой добычей для хищников.

Среди быков волки чаще всего задирали очень молодых, реже — очень старых (Окарма, 1984, 1991, Бобек и др., 1992). В Бескидах тоже волки чаще всего охотились на телят (32% от всех найденных остатков оленей) и самок оленя (54%), и значительно реже — на быков (14%) (Перужек-Новак, 2002). Среди диких кабанов, задранных волками, тоже больше всего молодняка: в Беловежской Пуще — 68% (Ержеевский и др, 2000), в Бещадах — 73% (Сметана и Климек, 1993). Что касается косули, с учетом ее незначительной массы, ее находят не так часто (Ержеевска и Ержеевски, 2001, Перужек-Новак, 2002). В заключение можно отметить, что добычей волков чаще всего становятся самые молодые и самые старые особи, а также те, которые по разным причинам находятся в худшем состоянии. В то же время реже всего волки убивают тех животных, которые составляют основу репродукции популяции. Дикие кабаны являются трудной добычей, поскольку активно обороняются во время волчьей атаки. Поэтому и среди них тоже волки наиболее часто убивают молодняк.

НАЛИЧИЕ ВОЛКА В ЛЕСНЫХ КОМПЛЕКСАХ, ОХОТНИЧЬИХ И ЛЕСНЫХ ХОЗЯЙСТВАХ

В природный состав копытных млекопитающих, обитающих в польских лесах, входят олень, косуля, дикий кабан, лоси и зубры. В Татрах, кроме того, есть и дикие козы. Интродуцированными видами, обитающими только локально, являются олени sika, олени Даниэля и муфлоны. Процентное соотношение видов зависит от характера лесного комплекса, в котором они обитают. Однако в общем в хозяйственных лесах доминирует косуля (67%), значительно меньше диких кабанов (20%) и оленей (13%). Лось и зубр являются редкими видами, их присутствие ограничено лишь несколькими небольшими территориями. Вследствие большого количества копытных — по состоянию на 2000 год их численность составляла: 117 тыс. оленей, 600 тыс. косуль и 180 тыс. диких свиней (Будна и Гжибовска, 2000) — их влияние на хозяйственные леса огромно. Только в 1999 году Управление государственными лесами выдало около 70 млн. злотых на охрану деревьев от повреждения оленями и косулями. Анализ структуры повреждений показывает, что самый большой ущерб наносят олени, в основном — с наибольшей потребностью в кормах, то есть лани и телята (Жукель, 2001). Приведенные выше результаты исследований хищничества волков доказывают, что они, ограничивая численность растительноядных животных, косвенно охраняют лес от чрезмерного повреждения оленями и косулями.

ЭКОНОМИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ОБИТАНИЯ ВОЛКОВ В ЛЕСАХ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ ОХОТЫ НА ДИКИХ КОПЫТНЫХ И ДОМАШНИЙ СКОТ

УЩЕРБ ОТ ЖИРОВАНИЯ КОПЫТНЫХ В ЛЕСАХ

Как показывают данные, опубликованные в издании Генеральной дирекции государственных лесов «Лес в цифрах, 1997», ущерб от копытных в 1995 году составил 54,5 млн. польских злотых. В среднем ежегодные затраты польского лесного хозяйства на охрану лесов от копытных составлял в последние годы порядка 70 млн. злотых (устная информация от Генеральной дирекции), таким образом суммарная квота затрат государственного лесного хозяйства в действительности составляет около 124,5 млн. польских злотых. И 77% всего ущерба (стоимостью около 95,8 млн. злотых ежегодно) наносится оленями, 19% причиняют косули (на сумму 23,7 млн. злотых). Таким образом стоимость жирования одного оленя составляет примерно 816 злотых в год, а косули — около 40.

КОЛИЧЕСТВО ЗАДИРАЕМЫХ ВОЛКАМИ ОЛЕНЕЙ И КОСУЛЬ В ПОЛЬШЕ

Согласно данным Инвентаризации 2001 г., численность волков в Польше составляла около 550 особей. При средней потребности одной особи в мясе примерно 5,58 кг (Ержеевский и др., 2002и), нетрудно вычислить, что ежегодная добыча этих хищников составляет 1120 тонн.
В среднем 60% потребляемой волками биомассы — это олени. Средний вес оленя, задранного волком, — 87 кг, то есть в целом за год волки убивают в среднем 7725 оленей в год (главным образом самок и телят) — 6–7% всей их популяции в стране. Косули в биомассе съеденных волками копытных составляют приблизительно 30–40%. Значит, общее количество косуль, съедаемых волками в Польше, составляет 22270 особей, при средней массе одной косули 17,6 кг (Перужек-Новак, 2002). Это составляет 3–4% всей популяции. Суммируем стоимость жирования в лесу одного оленя (816 злотых) и одной косули (40 злотых) и получаем конкретную экономию в расчете на оленей 6,3 млн. злотых и 0,9 млн. злотых — на косуль. Это дает среднюю экономию в размере 7,2 млн. злотых.

ХИЩНИЧЕСТВО ВОЛКОВ С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОХОТНИЧЬЕГО ХОЗЯЙСТВА

Доказанное научными исследованиями позитивное влияние хищничества волков на популяции диких копытных убеждает нас в том, что это явление не следует считать вредным для охотничьего хозяйства, — напротив, это позитивный элемент, улучшающий общее состояние и половую структуру популяций промыслово-охотничьих животных. Однако охотники часто пользуются термином «вред», «ущерб», чтобы снова вернуть волка в список промысловых видов. Очевидно, вполне возможно приблизительно вычислить рыночную цену продажи добытого охотником волка.

Приведенные выше данные исследований доказывают, что жертвами волков являются в основном молодые особи, смертность которых от разных других факторов достаточно высока. На взрослых они также охотятся, однако следует помнить, что среди взрослой добычи большинство составляют особи больные, ослабленные, очень старые, раненые, то есть такие, которые в любом случае не прожили бы долго. От многих переменных факторов окружающей среды, времен года, а также антропогенного влияния зависит, насколько большой является доля таких, собственно, «обреченных» животных в волчьей добыче, и каким — процент особей в хорошей кондиции (Ержеевска и Ержеевский, 2002). Приведенные ниже вычисления являются максимальными квотами и охватывают животных, на которые, вероятнее всего, люди никогда не стали бы охотиться. В планы охоты, составляемые последнее время, водится отстрел не более 10% телят или козлят, а остальные — взрослые особи, прежде всего — самки (70%). Среди взрослой добычи волков примерно 36% составляли самки, 14% — самцы. То есть в отношении оленей это составляет в масштабах года 2680 ланей и 672 быка. Их стоимость при покупке дичи составила бы: для ланей (при среднем весе 90 кг и средней сезонной цене 5,5 злотых за 1 кг) — 1326 тыс. злотых, для быков (средний вес 140 кг) — 517 тыс. злотых. Что касается косуль — 7050 коз и 2280 козлов — то их стоимость при покупке дичи составила бы: для коз (средний вес 19 кг и цена при покупке 14 злотых) — 1875 тыс. злотых, для козлов — (вес 24 кг) — 766 тыс. злотых. Вместе это дает около 4,5 млн. злотых. Трудно вычислить квоту, получаемую от валютной охоты, поскольку их цена весьма переменчива, а вот составляющая особей, носящих рога, являющиеся ценными трофеями с точки зрения охотников, в рационе волков является немалой.

ОБЪЕМЫ ОХОТЫ ВОЛКОВ НА ДОМАШНИЙ СКОТ В ПОЛЬШЕ

Ущерб от потери домашнего скота (стоимость всех убитых животных, а не общая сумма выплат за понесенный ущерб) составил в 1999 году 201 350 злотых, в 2000 году — 168 900 злотых, в 2001 — 190 000 злотых. В среднем ежегодный ущерб оценивается в 187 050 злотых (стоимость 4-х личных автомобилей среднего класса). Эта сумма — менее 3% средств, сэкономленных лесным хозяйством Польши благодаря охоте волков на копытных. Согласно сельскохозяйственной переписи (GUS, Сельское хозяйство, 1997), в скотоводстве Польши насчитывается около 7 136 500 коров и 551 600 овец. Потери от волков (в среднем 139 коров и 332 овцы) составляют 0,002% всего количества коров и 0, 06% всех овец в Польше.

Как доказывают выводы проекта, осуществляемого уже несколько лет в Западных Бескидах Обществом охраны природы «ВОЛК», ущерб скотоводству можно минимизировать путем внедрения простейших методов охраны, таких как ограждение кошар, либо пастбищ флажками, а также использование надлежащим образом воспитанных пастушьих собак. Кроме того, изменение способа выпаса с индивидуального (без постоянного надзора) на групповой (например, совместно с соседями) при профессиональном содействии пастухов, тоже может значительно повысить безопасность домашнего скота.

ВЫВОДЫ

Охоту волков на диких млекопитающих копытных нельзя оценивать в категориях «ущерба», наносимого промысловым животным. Это — естественная и позитивная роль этих хищников в лесных экосистемах как с экологической, так и с экономической точки зрения.
Общая экономическая польза присутствия хищников касается и лесного хозяйства, для которого волки благодаря своей охоте являются непосредственными союзниками в деле поддержания популяции копытных на данной территории в среднем на уровне ниже максимальной плотности, определяемой наличием кормовых средств.

Единственным объективным ущербом, причиняемым вследствие обитания волков в лесах, являются потери домашнего скота. Однако они составляют относительно незначительную квоту в сравнении с той пользой, которую приносит хищничество волков. Однако для конкретных скотоводов это чувствительные потери, поэтому следует внедрять эффективные системы компенсации, в увязке с дальнейшим применением различных методов охраны скота.

К содержанию