Охрана волка в Польше

К содержанию

*Сокращенный перевод КЭКЦ. Опубликовано: A. Bereszynski, 2003. Wilk (Canis Lupus Linnoeus, 1758) w Polsce I jego ochrana. — Poznan: Wydawnictwo Academii Rolniczej. — Р. 49–71.
А. Бережинский

1. ДИСКУССИЯ ВОКРУГ ПРОБЛЕМЫ ОХРАНЫ ВОЛКА

Скорее всего, это человек создал волка — скроил в своем сознании такой образ зверя, который отражал не только действительность, но чувства и воображение самого человека. Получился такой мрачный образ, что едва ли какого-нибудь другого хищника люди веками ненавидят так, как волка. (Генрих Окарма, «Волк»).

Вот уже долгое время на страницах журналов появляются статьи, касающиеся крупных млекопитающих хищников. Самые сильные эмоции возбуждает волк, а точнее -проблемы, связанные с его охраной. Все чаще и чаще в статьях этих слышны голоса, ратующие за необходимость детального изучения волка в Польше, в частности, под углом зрения его роли в экосистемах и влияния на биологическое разнообразие, а также образа этого хищника, сложившегося в сознании людей общества. Хотя вопросы «волчьей тематики» широко обсуждаются во многих журналах, статьи, касающиеся этих вопросов, чаще всего оказываются в «Польском охотнике». Необычайно дискуссионная концепция управления популяцией волка в Польше вызвала массу споров и противоречивых голосов.

«Уже долгое время мы занимаемся изучением волка в рамках деятельности Научного круга лесников Сельскохозяйственной Академии в Познани — пишут Куянский и Маковский (1995). — Наши исследования охватывают территорию, находящуюся в западной Польше, а особенно — в Нотецкой Пуще. Поскольку мы интересуемся этой проблемой, мы также следим за публикациями, касающимися этого вида. К примеру, в «Хронике Великопольской» имеются общие данные, касающиеся не только истории волка в Великопольше, но также и о современном его состоянии: местах обитания, численности, миграциях, влиянии охотников на его популяцию. Эти исследования опираются на пилотные данные анкетирования, а также на общие исследования в данном регионе.

Последние данные с территории, на которой мы проводим наблюдения, безусловно подтверждают влияние волка на популяции его потенциальной добычи».

В Надлесничестве Сарбия (пильское воеводство) надлесничий Павел Приходняк в 1992 году запретил на вверенной ему территории отстрел волков. Первые результаты этого мероприятия следует признать несомненным успехом. Из информации лесников и охотников следует, что до появления волка и начала его охраны можно было заметить медленную, но очевидную дегенерацию косули. К периоду размножения доживали особи слабые и больные, а максимальная масса найденных при отстреле косуль составляла: у коз — 12 кг, у козлов — 15 кг. В настоящее время, после четырех лет охраны волков в Сарбии, кондиция косуль там значительно улучшилась, и найденные после охоты особи обладают массой соответственно 15 кг (козы) и 20 кг (козлы). Лесничие выражают мнение, что благодаря наличию волка на территории надлесничества все меньше и меньше вреда от обгрызания деревьев стали наносить копытные. В этом отношении помощником лесников всегда был кабан, а теперь им стал также и волк. Очень сходное явление наблюдается на острове Рояль, расположенном на озере Горном в США, где интенсивно жирующие лоси были причиной низкого прироста пихты. Теперь, когда там появилось больше волков, этот процесс прекратился.

Селективную охоту волка подтвердил также Павлов, сообщивший, что в Кавказских горах волки не преследуют животное, убегающее от них вверх по крутому склону, поскольку таким образом спасаются только здоровые и сильные животные.

Бобка и др. утверждают, что из потенциальной добычи волка выживают только те животные, у которых уровень жира в костном мозге не ниже среднего (уровень жира в костном мозге является показателем кондиции животного). Метод оценки их кондиции на основании этого показателя является односторонним, поскольку позволяет утверждать только о плохой кондиции животного (об этом свидетельствует малое количество жира). Большее количество жира в костном мозге не позволяет уточнить, была ли добыча волка «средней» или хорошей кондиции. Такое положение связано с отсутствием подробного изучения последовательности потребления общих жировых резервов организмами животных. Исследования, проведенные Генрихом Окармой, доказывают, что жертвами волков становятся олени слабой физической кондиции, а убийство ими животных сильной кондиции не доказано (если принять во внимание селекцию поведенческую). Хотя волки снижают прирост установившейся популяции оленей, они, однако, не могут удержать их численность ниже так называемой емкости места охоты, а причиной такой ситуации является малое количество волков по сравнению со значительной численностью оленей. Однако в настоящее время, когда волков становится все больше и их популяции стабилизируются, эти хищники ограничивают численность животных, являющихся их добычей, и играют роль селекционеров. Безусловный авторитет в отношении знакомства с этим видом, Дэвид Мех утверждает, что волк может оказывать влияние на популяции растительноядных, если общая масса этих последних не превышает 10 тыс. кг в пересчете на одного волка. В то же время число оленей, которые должны стать добычей волков на территории Нотецкой пущи, существенно меньше количества оленей, не найденных охотниками в рамках отстрела.

Существует точка зрения, что охота с огнестрельным оружием не является существенным фактором, регулирующим численность популяции волка. В то же время численность волка, например, в Нотецкой пуще, составляла 17-18 особей. Небольшая, пытающаяся возродиться, популяция с самого начала своего существования подверглась чрезвычайно сильному прессингу человека, главным образом — давлению охотников. Согласно официальным данным, за 10 охотничьих сезонов 1980–1990 годов в пуще было отстреляно 11 волков. Мало того, о значительных размерах охоты на волков в Нотецкой пуще свидетельствует тот факт, что только в одном охотничьем сезоне 1990/91 годов было убито 10 волков. Как же перед лицом таких выразительных данных Богуслав Бобка и его коллеги могут утверждать, что использование на охоте огнестрельного оружия не угрожает существованию волка?

Многие годы существовала и продолжает существовать распространенная процедура уничтожения волчьих пометов путем извлечения щенят из нор и их убийства. О масштабах развивающегося в настоящее время и в других странах браконьерства свидетельствует информация, поступающая из Беловежской пущи. В ее белоруской части господствует убеждение, что волков необходимо убивать для того, чтобы сохранить косулю, оленя и зубра. Только в 1992 году из 27 волков, зафиксированных в белорусской части Беловежской пущи, было застрелено 20. В 1993 году из 28 обнаруженных на этой территории волков было убито 16. Беспокоит тот факт, что такого рода охота происходит непосредственно на границе с Польшей. В Белоруссии браконьеры извлекают волчат из нор и продают их местным крестьянам, которые кормят их 8-9 месяцев, а затем убивают и сдают властям с целью получения вознаграждения. Оно такое значительное, что крестьяне могут купить волка у браконьеров и еще несколько месяцев кормить его. В 1993 году в польской части Беловежской пущи было всего две волчьих норы. Местные браконьеры вытащили всех волчат, потом убили самок как менее привлекательных с точки зрения продажи, а 5 самцов продали за 5 поллитровок водки. Волчат из обеих нор оценили всего в 2,5 литра водки! Здесь уместно напомнить ранее приведенную информацию о браконьерстве на волков в пильском воеводстве, где только в надлесничестве Сарбия в 1995 году браконьеры убили двух самок.

Хотя большинство изменений окружающей среды носит длительный характер, однако проведение плановых и скоординированных мероприятий в европейском масштабе, направленных на охрану вида, может внести еще более значительные перемены. Распоряжение об охране волка в познаньском воеводстве цитируется в Bioliogical Conservation, журнале, издаваемом в Великобритании и имеющем международное значение. Мировой фонд охраны диких животных (WWF) принял решение финансировать исследование волка и методов его охраны, а в Программе охраны природы этой организации читаем: «Польшу избрали как страну, являющуюся образцом для других правительств, доказывающим необходимость охраны волка».

Прошли годы, однако «образцовая» страна своих обязанностей по защите не выполнила. Юридические мероприятия были начаты еще в 1992 году! В настоящее время, как никогда прежде, природоохранной деятельности способствует общественность, что является отражением мировых тенденций, направленных на как можно более тесное сотрудничество в деле охраны природы.

Несмотря на огромный прессинг на популяции волка со стороны человека во всем мире, этот вид сохранился еще кое-где до наших дней, что доказывает его огромную эколого-этологическую пластичность, выражающуюся в чрезвычайно высоких адаптивных способностях. Волк — вид оппортунистический, питающийся кормом, который легче всего добыть. Если, скажем, в ближайших окрестностях имеется крупный рогатый скот, овцы козы или домашняя птица, не слишком бдительно охраняемые, то могут произойти определенные потери (собственные наблюдения). В этих случаях скотоводу должны выплачиваться соответствующие компенсации на таких же условиях, как за ущерб, причиненный дикими кабанами или зубрами, бобрами и медведями согласно закону об охране природы от 1991 года. Волк конкурирует с одичавшими собаками как за жизненное пространство, так и за корм. Волкам приписывают потери как в популяциях диких животных, так и в поголовьях домашнего скота. Помеси волка с собакой, возникающие по вине человека, который слишком резко ограничил численность популяции волка (в связи с чем происходит скрещивание этих форм), также могут быть виновны в этих потерях домашнего скота. Однако очевидно, что весь этот ущерб приписывается исключительно волку. Данные о потерях поголовья овец в Испании, причиняемых волками, не имеют ничего общего с положением этих животных в Польше. Намеренно замалчивается тот факт, что в Испании овцы месяцами находятся на открытых пастбищах, а не в загородках, как у нас, где они практически находятся под охраной круглосуточно. Каким образом в такой ситуации могут возникнуть огромные потери? Волков тут немного, а овец, которых выпасают все меньше, на свободе практически вовсе нет. Это — очередной пример обвинений для представления собственных взглядов и стремлений, чтобы спровоцировать принятие неверных решений. Требование, чтобы воеводам передали права проводить собственную политику охраны природы, включая и охрану видов, есть намерение дать им законодательную власть над народным добром, каковым являются и природные ресурсы. Ведь волк не является частной собственностью отдельных личностей или общественных групп — это общенародное добро, в охране которого заинтересованы все.

С юридической точки зрения основное значение имеет понятие «управление охотничьими промысловыми животными». В соответствии с законами об охоте, охотничья деятельность связана с сельским, лесным хозяйством и рыболовным промыслом; первейшей задачей является развитие популяций промысловых животных в условиях дикой природы, а уж затем обладание ими посредством охоты, а также хозяйственного оборота. Промысловые животные в диком состоянии являются частью природных ресурсов страны, будучи устойчивым элементом лесов, полей, вод и ландшафтов. Юридические основы охраны и обитания промысловых животных, связанных с природной средой, вытекают (помимо закона об охотничьем праве) также из закона об охране природы от 1992 года. Совершенно ошибочным является также предложение, чтобы охрана волка имела место только в национальных парках или ценных с природоохранной точки зрения зонах (например, в Беловежской пуще), где этот вид являлся бы существенным элементом биологического разнообразия. Почему же волк как вид не может быть «существенным элементом биологического разнообразия» на территории всей страны? Какой национальный парк обладает достаточно большой территорией, чтобы удовлетворить биологические потребности такого вида как волк? Ведь средний польский национальный парк имеет площадь, меньшую, чем ареал, занимаемый одной волчьей стаей!

Необходимость охраны волка в пределах всей страны обсуждается на страницах «Бюллетеня исследовательской станции PZL в Кремпине»:

«Хотя в некоторых регионах Польши количество волков еще довольно значительно, однако он является также видом, исчезнувшим в большинстве регионов Европы. В связи с этим необходима как эффективная его охрана, так и надлежащее управление его популяциями для охотничьего хозяйства. Это требует установления правильного времени его охраны. С точки зрения специалистов по волкам, период охраны с апреля по июнь, принимая во внимание время размножения, является слишком коротким. В то же время в Польше в настоящее время постулируется круглогодичная охрана волка на территориях к западу от Вислы. Но насколько первый постулат признается абсолютно правильным, то второй вызывает горячие дискуссии. Возможно, для обеспечения процесса естественного распространения этого вида целесообразно было бы охранять его вне установленных территорий, а в пределах всей страны. А в охотничьих округах, где волк присутствует постоянно, охота могла бы в будущем продолжаться на условиях, соответствующих принципам поведения и охраны этого вида. Она должна основываться на подробнейшей оценке и быть количественно строго ограниченной, чтобы не было таких случаев, что один и тот же волк, появляющийся в каждом охотничьем округе, немедленно вносится в план отстрела».

Бережинский рассказывает о точке зрения Клода Леви-Штраусса (1993): «если человек получает право прежде всего на основании бытия живым, то отсюда сразу же вытекает, что это право, признанное человечеством как видовое, наталкивается на свое естественное ограничение в правах других видов. Права человечества перестают быть обязательными с того самого момента, когда пользование ими угрожает существованию любого другого вида. Нельзя не считаться с тем, что человек, как и любое другое животное, существует при жизни за счет других живых существ. Однако же эта естественная необходимость, являющаяся правилом, пока речь идет о единице, не может приводить к уничтожению вида, к которому эта единица принадлежит. Право на жизнь и свободное развитие живущих пока что на земле видов можно назвать единственным неопровержимым правом на том простом основании, что исчезновение нескольких видов образует в наших масштабах такую брешь в системе сотворения мира, которую ничто и никогда уже не сможет компенсировать».

Полагаю, что такие подзаконные акты должны быть учтены преподавателями академических курсов, обучающих молодёжь на пороге 21-го столетия для образования так необходимого нам нового гражданского общества. Поэтому от сотрудников национальных парков следует ожидать полной преданности делу спасения видов, находящихся под угрозой.

2. Инициатива, касающаяся охраны волка, а также сам проект распоряжения (по охране волка в Познанськом воеводстве — ред.) были положительно оценены Институтом изучения млекопитающих ПАН в Беловежи. «Очень радует инициатива господ, направленная на охрану волков в познаньском воеводстве. Проект, представленный мне господином, отлично сформулирован, и я надеюсь, он будет принят. Мы уже давно настаиваем на том, чтобы волк стал объектом охраны на территории всей западной Польши, и верим, что после внедрения его охраны в познаньском воеводстве легче будет совершить это в остальных воеводствах этого региона …». (Генрих Окарма).

После опубликования этого распоряжения в «Правительственном вестнике» познаньского воеводства его переслали в Государственный Совет охраны природы, Департамент охраны природы, MOSZNiL, RDLP в Познани, Государственное управление национальными парками, на кафедру зоологии и кафедру охотничьего хозяйства AR в Познани, директору Великопольского национального парка, а также Великопольского зоологического парка. Одновременно была начата деятельность по организации сотрудничества с полицейским управлением воеводства, направленного на борьбу с браконьерством и нелегальной продажей животных и изготовленных из них товаров.

3. Согласно опубликованной «Польской Красной книге животных», которая должна как можно скорее приобрести статус самостоятельного юридического акта, волк причислен к видам, редко встречающимся в нашей стране. Если и дальше будут создаваться условия, приводящие к его исчезновению, то волк быстро окажется в списке видов, обреченных на полное истребление. Однако спасение этого вида от такой судьбы будет невозможным без активной его охраны и ограничения всех причин, препятствующих развитию его популяции.

Кроме того, волк подлежит охране на основе международного права, изложенного в Вашингтонской конвенции, к которой Польша присоединилась в 1990 году. Эта конвенция касается резкого ограничения, а практически — запрета торговли видами, которые признаны вымирающими. Эти требования, ратифицированные Польшей в 1991 году, стали частью нашего внутреннего права.
Одновременно прилагаются усилия по присоединению нашей страны к Бернской Конвенции, которая касается охраны европейских животных и мест их обитания. Согласно ее решениям, государства — члены этой конвенции обязаны, в частности, осуществлять жесткий контроль охотничьего хозяйства на основе таких принципов, чтобы в случае видов, находящихся под угрозой уничтожения, не превышался порог, безопасный для их популяции. Это касается также введения запретов на эксплуатацию указанных видов, к примеру, волка.

Распоряжение об охране волка в познаньском воеводстве полностью соответствует положениям международного права. Иные решения в этой области неправомерны и не должны приниматься во внимание.

4. В то же время Генрих Окарма описывает точку зрения на истребление волка.
«[...] В действительности волк в настоящее время уничтожается охотниками как промысловый зверь. Ведь иначе невозможно назвать такую практику как включение в планы охоты всего количества волков на данной территории, приведенного в официальных документах; выдача разрешений на отстрел без ограничений; превышение планов охоты или отстрел даже вне плана? Как иначе, в конце концов, назвать невероятно длинные, продолжающиеся 8 месяцев, разрешенные периоды охоты? Мало того, что официальная охотничья политика приводит к ограничению численности волков, но и прессинг самих охотников на их популяции огромен. Ведь волк — редкий и возбуждающий объект охоты, его шкура и череп являются престижным трофеем, а их цена на свободном рынке превышает сумму пенсии за несколько месяцев». (Генрих Окарма, «Волк»).

Из присланного в Правительство воеводства доклада одного их охотничьих управлений познаньского воеводства о выполнении охотничьего хозяйственного плана на 1991/92годы следует, что в течение этого сезона были застрелены 2 волка, и в наличии их числилось также 2. В сезоне 1992/93 года планируется отстрел еще двух. «Охотничье хозяйство» этого управления осуществляет бессмысленную, беспечную редукцию всех животных (невозможно даже написать «популяций», поскольку речь идет о двух особях). Отсутствуют какие бы то ни было элементы управления популяцией гибнущего вида. Популяции одних видов чрезмерны, других нет вообще, а ущерб, наносимый лесам, так велик, что вынуждает Генеральную дирекцию польских лесничеств принимать радикальные меры. Общим биологическим результатом такого положения дел является существенное уменьшение разнообразия фауны нашей страны.

5. Каспрак читает безосновательными обвинения, касающиеся уничтожения волками оленей.
Собственно, речь идет о том, чтобы популяция оленей подвергалась естественной селекции, осуществляемой хищниками. Охотничье хозяйство пока что не умеет выполнять такую селекцию. Для репродукции популяции оленей совершенно не имеет значения, будет ли она подвергаться прессингу со стороны волков, собако-волков или иных хищников. При этом размер популяции так называемых собако-волков вообще совершенно неизвестен. Общий прессинг на популяции регулируется системой хищник-добыча, однако в случае охотничьего влияния на систему волк-олень он оказался совершенно запутанным. Сейчас самое время восстановить эти взаимоотношения. Даже если бы возросшая популяция волков нанесла какой-либо ущерб, это была бы низкая цена за спасение своеобразного вида.

6. Охрана волка в мировом масштабе насчитывает немногим более 20 лет. Только в 1971 году создана Группа экспертов по охране волка в рамках Комиссии охраны животных при Международном Союзе охраны природы. Эта группа имеет целью осуществление разнообразных мероприятий, направленных на охрану этого вида с научной, познавательной, общественной и культурой точек зрения.

2. ПРИМЕНЯЕМЫЕ МЕТОДЫ ОХРАНЫ

С течением времени отношение человека к крупным хищникам менялось. Чем меньше становилось их вокруг нас, тем больше велось разговоров на тему об их роли в природе, тем более мы были склонны к толерантности по отношению к ним и даже к их охране. Есть что-то непонятное в том, что несмотря на эти усилия, мы всегда выносили волка за скобки. Даже в конце 20-го века, когда уж все мы хорошо сознавали, как много потеряли из-за повального истребления хищников, и поняли глубочайшую необходимость их охраны, во многих странах волка продолжали преследовать.
Крайне редкими были голоса, настаивавшие на необходимости охраны волка или, по крайней мере, прекращении его истребления. Одним из первых был Болеслав Светорецкий, который писал в монографии «Волк» (1926):

«Волк придает лесу особенное очарование, а в глазах людей — даже некоторую опасность. И когда погибнут последние из этих хищников, наши леса до конца утратят ауру былых пущ [...]».
Оставалось совсем немного, чтобы эти пророческие слова осуществились в Польше, когда в результате многолетней акции истребления волков их численность в начале семидесятых годов упала ниже 100 особей. Все чаще раздавались голоса, требовавшие прекращения преследования волков, что в конце концов привело к признанию их промысловым видом. Следует подчеркнуть огромные заслуги в этой сфере доктора Петра Шуминского, который многие годы был неутомимым борцом за охрану волка.

Волк был снова внесен в список промысловых зверей распоряжением MLiPD от 17 ноября 1975 года. Тогда же были отменены вознаграждения за убийство волков и введен период их охраны (с 1 апреля до 31 июля). Парадокс заключался в том, что охранный период был обязательным во всей стране, за исключением воеводств кросненского, новосандецкого и премыского. То есть там, где волки сохранились в большем числе, они и дальше подвергались истреблению. Охранный период в пределах всей страны был введен распоряжением MLiPD с 30 декабря 1981 года. С 1984 года за убийство волка охотникам выплачивались вознаграждения в сумме 5000 злотых.

В 1989 году отменено центральное определение выплат за забитого зверя, касавшееся также и волка. Экономика изменила свое отношение к волку: теперь уже охотник платил за убийство волка, а не ему платили. К примеру, в охотничий сезон 1989/90 годов в OZLP за право охоты на волка следовало заплатить 20 тысяч злотых. А за удачную охоту — еще 200 тысяч злотых.

Среднемесячная плата в обобществленном секторе составляла примерно 207 тысяч злотых. Волк стал законным объектом охоты (распоряжение Министра лесного хозяйства и деревообрабатывающей промышленности), причем на территории страны установлен был охранный период с 1 апреля по 31 июля, только в юго-восточных воеводствах охота разрешалась круглый год. Это распоряжение, вызывавшее многочисленные предостережения и протесты специалистов по охране природы, вскоре было отменено и заменено новым, установившим охранный период для волка в целом по стране с 1 апреля по 31 июля.

Первые законодательные акты, изданные благодаря усилиям активистов охраны природы, стали курьезом — волк попал под частичную охрану там, где его вообще не было; там же, где он действительно присутствовал, его продолжали истреблять все с тем же энтузиазмом. К счастью, волк, благодаря своим исключительным адаптивным способностям, а также, наверняка, своему бродячему клановому образу жизни, перебрался в западную Польшу, где снова, как и многие десятки лет назад, поселился в Нотецкой пуще. Эта пуща имеет значительные просторы, плотный лесной комплекс площадью свыше 200 тыс. га, практически не заселена человеком, только отдельные хутора лежат вдоль обеих окаймляющих ее рек — Варты и Нотецы, и тут тоже была начата экстерминация волка. Существует мнение, что Нотецкая пуща с ее огромными пространствами монокультуры сосны является совершенно экстремальным биотопом для волка, место которого, как часто заявлялось, — «в Бещадах». В Нотецкой пуще поначалу волка отстреливали как собаку, и лишь позднее все охотники запаслись «официальными» разрешениями на отстрел. Практически его мог убивать каждый охотник, а там их свыше 300! А волков — едва ли дюжина … Защитники природы, не желая мириться с таким положением дел, подняли вопрос об охране волка. В местной прессе, а также в журналах «Хроника Великопольска», «Польская природа», «Лесной обзор», «Польские хозяйственные животные» публиковали статьи, объективно представлявшие роль волка в лесу, акцентируя также внимание на том, что он — зверь редкий и заслуживающий охраны хотя бы ради будущих поколений. В этих статьях были ответы на многие сомнения разных лиц, нападавших на волка.

Делу внедрения охраны волка большую помощь оказало внесение этого вида в «Польскую Красную книгу животных». Следует добавить, что в сотрудничестве с Воеводским управлением Лиги охраны природы в Познани, организацией «Лаборатория для всех живых существ» из Бельски Белой, Фондом «Животные и мы», «Обществом защиты животных» было собрано 3257 подписей представителей общественности. Весь комплект подписей вместе с соответствующими публикациями и документами Анджей Бережинский и Ядвига Зелинска вручили директору Департамента охраны природы в MOSZNiL доктору Яну Вроблу, который высказал свое полное понимание необходимости охраны волка, прежде всего именно в западной Польше.
В первой публикации от 1990 года приводилось актуальное на то время состояние волка в Западной Польше, данные об отстрелах и информация о волчатах, вытащенных из нор. Авторы подчеркивали необходимость охраны волка и защиты всего этого вида как естественной составляющей биоценоза Нотецкой пущи.

Однако сам по себе законодательный акт не решил проблемы охраны этого вида в нашей стране, где волка в действительности продолжали уничтожать теперь уже как промыслового зверя. Ведь нельзя назвать иначе такую практику как включение в планы охоты всего количества волков на данной территории, приведенного в официальных документах; выдача разрешений на отстрел без ограничений; превышение планов охоты или отстрел даже вне плана. Как иначе, в конце концов, назвать невероятно длинные, продолжающиеся 8 месяцев, разрешенные периоды охоты? — спрашивал Окарма. «Мало того, что официальная охотничья политика привела к ограничению численности волков, но и прессинг самих охотников на их популяции огромен. Ведь волк был и остается редким и возбуждающим объектом охоты, его шкура и череп являются престижным трофеем, а их цена на свободном рынке превышает в нашей стране сумму пенсии за несколько месяцев. Поэтому охрана волка становится в нашей стране все более актуальной проблемой, хотя из-за своей непопулярности он вообще не упоминался среди факторов, имеющих решающее значение в охотничьем хозяйстве. Отмеченное медленное возвращение волка на запад Польши при все усиливающемся охотничьем прессинге требовало принятия в тех местах радикальных мер, чтобы предотвратить истребление этого зверя.

Общего внимания заслуживают так называемые проходящие волки, которых наблюдали в Познаньском воеводстве с октября 1987 до мая 1988 года. Показательным является факт появления волков в период наивысшей численности этого вида в Польше по данным за последние 20 лет. Были замечены две особи (самец и самка) в урочище «Великий лес» над озером Згиржинецким, из которых по крайней мере один волк был застрелен. Начать деятельность по охране этого вида на всей территории познаньского воеводства помогло то, что волки были обнаружены в регионе заповедника им. Болеслава Папиго над озером Згиржинецким и в урочище «Великий лес».

В связи с чрезвычайно сильным охотничьим прессингом и высокой вероятностью полного истребления волка на территории западной Польши, для того чтобы сделать возможным естественное восстановление его популяции, была начата активная деятельность в направлении его юридической круглогодичной охраны. Официальное предложение было внесено 2 марта 1992 года познаньскому воеводе. Проект распоряжения о периодической охране волка в познаньском воеводстве был представлен Богуславом Фружинским Воеводскому охотничьему совету в Познани уже 9 марта 1992 года. По нему был получен положительный отзыв без единого замечания или поправки. Далее, согласно обязательным законодательным правилам местного самоуправления, проект был представлен для оценки Сеймику самоуправления Познаньского Воеводства, и там тоже был принят без каких-либо оговорок. В результате этих позитивных оценок 14 апреля 1992 года познаньский воевода, доктор Влодзимеж Лецки распоряжением № 2/92 признал волка, Canis lupus, видом, подлежащим круглогодичной охране на всей территории познаньского воеводства, с запретом охоты на него до 31 декабря 1995 года. Распоряжение об охране волка в познаньском воеводстве было первым такого рода юридическим документом в нашей стране, вполне соответствующим концепции Окармы, согласно которой в западной и центральной частях страны волки должны были стать объектом полной охраны, чтобы дать мигрирующим особям возможность оседлого обитания и создания устойчивых локальных популяций. Начата деятельность в направлении обеспечения волку круглогодичной охраны в остальных воеводствах, охватывающих своими административными границами Нотецкую пущу, которая была признана одной из основных и самых крупных мест обитания волков в Польше на запад от Вислы. Круглогодичная охрана волка в западной Польше была успешно внедрена в воеводствах горовском, щетинском, еленегорском и пильском.

Нотецкая пуща расположена на территории трех воеводств, и волки переходили из познаньского воеводства в горовское и пильское. Вышеупомянутое первое в Польше распоряжение об охране волка, уже выполнявшееся в одном воеводстве, было направлено воеводам двух остальных. Создание прецедента в познаньском воеводстве позволило внедрить через воевод аналогичные правила на административной территории вверенных им воеводств. Тем самым с 1993 года волк стал объектом охраны во всей Нотецкой пуще. Стоит заметить, что распоряжение воеводы было первым в Польше и во всей Европе законодательным актом, обеспечивающим надежную охрану волка именно там, где он обитал.

До тех самых пор, когда были изданы эти распоряжения, охотники интенсивно убивали волка. Согласно официальной статистике, в Нотецкой пуще было застрелено (как упомянуто выше) 10 особей в течение одного охотничьего сезона 1990/1991 годов. Кроме того, еще несколько волков пало жертвой браконьеров и охотников, которые не показали их в своих отчетах. Этот сильный охотничий прессинг привел к тому, что значительная часть уцелевших от антропогенного давления волков эмигрировала из Нотецкой пущи на север. К счастью, в надлесничестве Сарбия в пильском воеводстве надлесничий г-н Павел Преходняк еще в 1994 году запретил во вверенном ему надлесничестве, представляющем собою валютный округ для охотников прежде всего из Германии, отстрел волков. Нельзя не вспомнить о нападениях в прессе «на ошибочные действия воеводы». Охотники писали, в том числе и в журналах о лесе, что в западной Польше живут не волки, а собако-волки. Откуда ж тогда взялись настоящие волки в Германии? Писалось опять же, что волки истребили всех косуль, диких свиней и оленей, и даже тетеревов. В охотничьих планах, составленных на основе инвентаризации животных, охотники утверждали такой, к примеру, план: при наличии единственного волка его включали в план отстрела (100%!). В охотничьей статистике относительно волка всегда завышались данные как случайно, так и целенаправленно. К примеру, в Нотецкой пуще около 12 округов, через которые регулярно проходят волки. Во всех этих охотничьих округах одни и те же бродячие волки оказались зарегистрированными отдельно.

На основе таких вот данных планировался отстрел. В планы включалось как минимум вдвое больше волков, чем их в действительности обитало на данной территории. Конечным результатом этой деятельности было издание обязательного в пределах Польши с 1 апреля 1995 года распоряжения MOSZNiL об охране волка в 46 воеводствах, в том числе в западной Польше.

В свете этого распоряжения можно было свободно охотиться на волка на территории трех воеводств — пшемыского, сувальского и кросненского, но на практике — только в кросненском, а в первых двух воеводы по примеру познаньского объявили круглогодичную охрану волка сроком на 5 лет, т.е. до конца 1999 года. Жаль только, что не удается склонить к принятию такого распоряжения воеводу кросненского, писали Бережинский и др.(1996). Дескать, в Бещадах живет основная часть польской популяции волка! К счастью, значительные количества полевых зверей в нашей стране в последние годы привели к росту численности популяции волков и их распространению. Сегодня, после многих лет настойчивых усилий и при дальнейшем продолжающемся прессинге некоторых представителей PZL на статус волка, осуществляется его охрана и наблюдение за изменением динамики численности и ареала обитания популяции, а также его перемещениями на запад Европы и регулярным занятием территорий на запад от Одера. Размножаясь, волк занимает не только воеводства познаньское и пильское, но также щетинское, над Одером. Остается только вопросом времени, когда — теперь уже непременно — волки будут не только проходящими, но начнут стабильно обитать в Германии, заселив оптимальные для него биотопы и создав единую, монолитную популяцию над Одером.

Описанным выше проблемам была посвящена конференция под лозунгом «Человек и волк», с участием представителей Польши, а также Германии, Словакии, Швеции, Голландии и Великобритании, проведенная в Бранденбурге с 28-го по 3-е мая «Обществом охраны волка» (Германия).

Одновременно в рамках программы охраны волка с 18 марта по 27 апреля 1996 года Коллегиум Максимум сельскохозяйственной академии в Познани провел выставку «Нужно охранять волка».

С 20 по 27 апреля 1996 года кафедра зоологии Сельскохозяйственной академии в Познани принимала у себя представителя немецкого «Общества охраны волка» Петера Наврата. Целью его визита было расширение радиотелеметрических исследований, связанных с вопросом научного сотрудничества в области изучения волчьих популяций на территории западной Польши и Германии. Это изучение должно привести к выяснению трасс миграции волков, а также возможностей расширения ареала их обитания на территорию западной Европы. В марте 1998 года было подписано предварительное соглашение между указанными Обществом и Кафедрой, касающееся этого начинания. Автор также прочел доклад на Всепольской териологической конференции, организованной Институтом систематической зоологии университета им. Адама Мицкевича в Познани, которая состоялась 23 — 26 мая 1996 года в Великопольском национальном парке.

Чтобы спасти волка от грозящего ему истребления, в рамках Комиссии охраны животных Международного союза охраны природы (Survival Commission IUSN) в 1971 была создана Группа экспертов волка. Эта группа принимает меры по защите волка с научной, педагогической, общественной и культурологической точек зрения, и кроме того, прилагает усилия для исключения его из списка вредителей, запрета применения против него негуманных ядов (обычно — стрихнина и препарата «1080» — флюорооктана бария), о внедрении запрета охоты на волков с автомобилей и самолетов. Кроме того, она имеет задание проводить научные исследования волков и внедрение их результатов — там, где это необходимо — по спискам промысловых и охраняемых животных, а также обеспечивать их благополучие посредством международных конференций.

Необходимо подчеркнуть тот факт, что в видовую охрану входит не только обновление существующих законодательных актов и создание новых, но также (а быть может, прежде всего) — уничтожение бытующих в нашей стране определенных анахроничных навыков при одновременной терпимости к безнаказанному нарушению закона об охране природы и игнорировании людей, осуществляющих эксплуатацию видов или оказывающих негативное влияние на условия их обитания. Лично я совершенно согласен с положением Карсака о том, что в Польше в виду нарастающей угрозы целостности природы редкие виды не должны повергаться небрежно-легкомысленному, случайному управлению. Желание некоторых охотников подстрелить какого-нибудь представителя редких видов промысловых животных возникает у них из-за отсутствия знания зоологии и экологии, а также знания опасностей, угрожающих этим видам в настоящее время. Огромную угрозу создает неправильное понимание охотничьих традиций, а также эгоистическое нежелание считаться с общественными интересами. Ведь все виды, обитающие на территории нашей страны, являются бесценным общенародным достоянием, поэтому совершенно недопустимо принимать решения об их дальнейшем обитании только теми индивидуумами, которые не заинтересованы в осуществлении надлежащего управления таким ценным достоянием — национальным и мировым.

К содержанию