Мертвая ворона несет золотые яйца

К содержанию

Опубликовано: Известия, 2006, 16 марта.

Б. Устюгов

Громкое заявление главного государственного санитарного врача России Геннадия Онищенко о грядущем отстреле ворон и всего поголовья диких птиц в крупных российских городах повергло в шок московские ветслужбы и ученых. По словам специалистов, вакцинация диких птиц, которую не сможет проконтролировать никто, сулит миллионные прибыли частным компаниям, которые работают при государственных санитарных службах, а также производителям вакцин. А истребление ворон не только бессмысленно, но и опасно — о чем санитарному врачу готов аргументированно рассказать любой орнитолог.

Напомним, что 14 марта 2006 г., главный государственный санврач и руководитель Роспотребнадзора Геннадий Онищенко сообщил о том, что все вороны, обитающие в российских городах, должны быть уничтожены в рамках борьбы с птичьим гриппом. Как выяснилось, Россельхознадзор МСХ России обратился с соответствующей просьбой в Росприроднадзор еще в конце января 2006 года. «Ворона — это пернатый волк, который поедает падаль, в том числе и дикую птицу, и может стать источником распространения птичьего гриппа», — образно заявил главный санитар страна. Затем Геннадий Онищенко обнародовал свои планы по вакцинации нескольких тысяч домашних голубей, обитающих в частных голубятнях, а также диких уток из московских рек и прудов.

— Бороться с численностью ворон в Москве, конечно, нужно, но убивать их бессмысленно, — прокомментировал «Известиям» кровожадное заявление Онищенко президент Союза охраны птиц России Виктор Зубакин. — Если начать отстрел ворон, они просто рассеются по области и будут еще более осторожны. Уничтожить диких голубей также невозможно. А проводить отлов и вакцинацию диких уток не только дорого и долго, но и бессмысленно.
По словам Зубакина, большая часть уток только зимует в Москве, летом они мигрируют на гнездовья в другие регионы. А единственный доступный способ борьбы с воронами и дикими голубями — санитарная чистота города. Санитарные службы должны тратить государственные средства на то, чтобы привести в порядок места сбора мусора — элементарно хотя бы закрыть надежными крышками мусорные баки. Тогда воронам будет нечего есть, и их численность в городе снизится сама.

Кроме того, массовое применение оружия в мегаполисе неминуемо повлечет человеческие жертвы и может быть оправдано только в случае объявления чрезвычайной ситуации — а птичий грипп таковой не является.

Московские санитарные службы восприняли новость о грядущей охоте на ворон и ловле голубей по помойкам стойко. Главный санитарный врач Москвы Николай Филатов сообщил «Известиям», что он не вправе комментировать решения своего непосредственного начальника, хотя имеет свое мнение по вопросу спасения от птичьего гриппа.

Московские же ветслужбы откровенно саботировали решение федеральной санслужбы.
— С пятницы мы начинаем массовую вакцинацию птиц, но только в Московском зоопарке, питомнике Тимирязевской сельхозакадемии и других организациях, где организованно содержатся птицы, — сообщил «Известиям» начальник протипоэпизоотического отдела Объединения ветеринарии Москвы Сергей Филатов. — Причем к приезду наших сотрудников все птицы там должны быть отловлены и готовы к вакцинации. Мы готовы провакцинироватъ в среднем 2600 птиц в Москве. Гоняться за дикими утками и отстреливать ворон наши врачи не будут — пусть это попробует сделать сам господин Онищенко.

Кстати, Геннадий Онищенко пообещал также запретить на всей территории страны охоту на птиц в этом году. Роспотребнадзор совместно с Россельознадзором, по словам Онищенко, уже подготовили соответствующий документ. Этот шаг специалисты оценивают как здравый — вероятность заражения человека при охоте на птиц гораздо выше, чем при мирном сосуществовании.

Из пушек — по воробьям

В начале 60-годов XX века Академия наук Китая подсчитала, что 1 воробей за день съедает 5,5 грамма зерна (2 кг хлеба в год). Решив, что кормить воробьев хлебом разорительно, Компартия Китая объявила войну пернатым. На охоту за птицами были подняты подразделения национальной армии. Битвой с воробьями в регионах лично командовали партийные руководители и директора предприятий. В результате за 3 дня в КНР был уничтожен 1 млрд. 204 млн. воробьев. Однако продовольственную проблему в стране это не решило. А после уничтожения всех птиц на полях расплодились гусеницы и другие вредители, которых до того поедали воробьи. В результате их поголовье пришлось восстанавливать, в том числе импортируя воробьев в Китай.

Сейчас отстрел диких воробьев практикуется в Австралии — успеха он не приносит, хотя воробьи, завезенные туда из Старого Света, постоянно растут в численности и грозят серьезно нарушить экологический баланс на континенте.

В начале XX века бороться с птицами пытались и в Европе: в Австро-Венгрии массово истребляли белых аистов, будто бы нападающих на домашнюю птицу и поедающих мелких промысловых животных. За убийство черного аиста в Германии в 1905 года даже выплачивались премии: по мнению охотничьих организаций, эти птицы снижали численность промысловых рыб в реках. В СССР в 60-е годы была объявлена oxoтa на скопу — редчайшего рыбоядного хищника. Численность скопы в России до сих пор остается крайне низкой.

В рамках борьбы с птичьим гриппом отстрел диких птиц на территории СНГ испытала на себе пока только Украина.

К содержанию