И русские могут быть желанными иммигрантами, если они волки

К содержанию

Опубликовано: www.wolf.apus.ru

Е. Чибилев

Не было в Швеции, наверное, «иммигранта», желаннее, чем волк, появившийся недавно из Финляндии или России. Ведь этому чужаку, может быть, суждено спасти своих охраняемых шведских собратьев от постепенного вымирания.

Волк — в Швеции животное редкое и потому исключительно ценное. Всего в стране насчитывается около 150 особей, которых, несмотря на их грозный вид, приходится защищать и спасать как исчезающий здесь вид животных.

В конце 60-х годов, когда волков стало совсем мало, их занесли в национальную Красную книгу. Плачевная ситуация сохранялась и в 70-х годах. И лишь после того, как в начале 80-х годов в местные леса забрели три волка из соседней Финляндии, в шведском королевстве началось постепенное возрождение волчьего поголовья. Однако ввиду изначальной малочисленности все полторы сотни серых хищников являются в настоящее время родственниками, что, как и у людей, отнюдь не способствует улучшению наследственности. Поэтому весть о новом иммигранте была воспринята шведами с ликованием.

«Это сенсация очень кстати. 15 лет мы ждали, чтобы какой-нибудь чужой волк привнес свежую кровь», — говорит координатор исследовательской программы «Скандульв» (Скандинавский волк) Улоф Либерг.

По его словам, удивительно, что «иммигрант» добрался до средней Швеции, в провинцию Даларна, где проживает большинство шведских волков. Бывало, что волки из Финляндии или России оказывались в северных районах Швеции, но дальше им продвинуться еще никогда не удавалось, «Если волку, который сейчас мигрировал к нам, удастся спариться, критический рубеж исчезновения для наших волков будет отодвинут на несколько десятилетий», — надеется Улоф Либерг.

Впрочем, «залетного» пока никто так и не видел. О его появлении удалось узнать после того, как на пробы ДНК был взят помет хищника. По результатам этого анализа смогли узнать о его финско-российском происхождении. Остается только надеяться, что волчий «иммигрант» с честью выполнит возлагаемую на него задачу и оправдает надежды и чаяния ревнителей многообразия шведской природы. Ну а нам стоит только поучиться отношению к живой природе у европейцев.

К содержанию