АНАЛИЗ ИСТОРИИ ОТЕЧЕСТВЕННОГО ТУРИЗМА НА ОПТ

В.Е.Борейко

 

Кратко историю туризма в отечественных заповедниках и других ОПТ можно охарактеризовать одной фразой: «жажда выгоды открывает заповедники для туристов». Следует добавить, что в разные времена туризм там именовался по разному — в 1920–1940 гг. как «пролетарский», в 1960–1980-х просто «туризм», в 1990-х получил

модный термин «экотуризм», а также «познавательный», «научный». В 2000-х появился новый эпитет «устойчивый».

В работах отечественных классиков заповедного дела — Г.А. Кожевникова, И.П.Бородина, А.П. Семенова-Тян-Шанского ничего не говорилось об организации туризма в заповедниках. Вместе с тем, высказывались соображения о создании национальных парков, на манер американских, где и должен развиваться туризм (118, 119, 120). В 1929 году в РСФСР было утверждено «Типовое положение о заповедниках, состоящих в ведении Наркомпроса». В этом первом Положении о российских государственных заповедниках нет никакого упоминания о туризме (155, 199). Прошедший в 1929 г. в Москве Всероссийский съезд по охране природы не поддержал сторонников туризма в заповедниках (119). Поэтому заявление, что, якобы, «тенденция к «искоренению» туризма в заповедниках стала проявляться лишь с 70-х годов» (28) — является заведомой фальсификацией истории.

Однако с начала 30-х годов, когда охрана природы была заменена «использованием природы в интересах социалистического хозяйства», отечественным заповедникам принялись вменять в обязанность несвойственную им функцию экскурсионных центров. Уже в 1932 г., на Всесоюзной фаунистической конференции, руководитель российских заповедников В.Н. Макаров заявил, что существенным недостатком работы государственных заповедников является «слабое развитие пролетарского туризма и интуризма» (4).

Положения о госзаповедниках РСФСР, утвержденных СНК РСФСР 17 марта 1940 г. и 15 марта 1944 г., одной из задач заповедников ставили «ознакомление населения с природой заповедников и их работой путем организации туризма» (4). В 1935–37 годы Кавказский заповедник принял 40 тыс. туристов, столько же Тебердинский, 30 тыс. — заповедник «Столбы», 10 тыс. — Крымский заповедник (4).

В 1980-х годах туристическую деятельность в заповедниках постепенно стали сворачивать. Этому нимало способствовал д.б.н. Ф.Р. Штильмарк, страстные и зажигательные выступления которого против туристической деятельности заповедников активно публиковались в научной и популярной печати (13).

Типовое положение о государственных заповедниках СССР 1981 г. не только не разрешало туризм или экскурсионную деятельность в заповедниках, но и прямо запрещало «все формы отдыха населения» (174).

Значительно подстегнуло туристическую деятельность в заповедниках в 1990-е годы отсутствие необходимого финансирования со стороны государства. Именно в это время был провозглашен очень опасный призыв зарабатывать заповедникам самим при помощи экотуризма и других сомнительных мероприятий. Следует особо подчеркнуть, что в это время появилось немало общественных

коммерческих организаций псевдоэкологической направленности типа российского Фонда «Дерсу Узала», быстро смекнувших, что можно немного подзаработать, привлекая богатых зарубежных туристов в заповедники, организовывая там не только «экологические» туры, но также рыболовные и даже охотничьи. Ими стало издаваться огромное число различных рекламных книг и брошюр, в розовых тонах рекламирующих «выгоды» от экотуризма в заповедниках.

Большую поддержку экотуризму в заповедниках оказывали и оказывают начальник российского Главка заповедников B.C. Степаницкий, зам. министра Минприроды России Р. Гизатулин, директор московского Экоцентра «Заповедники» Н.Р. Данилина, чиновник Госслужбы заповедного дела Минприроды Украины В. Гетьман, российский охотовед д.б.н. В.В. Дежкин, руководитель Фонда развития экотуризма «Дерсу Узала» Н. Моралева, ведущие чиновники московского офиса ВВФ, начальник отдела заповедного дела Минприроды Беларуси В. Коренчук, преподаватель географического факультета Московского госуниверситета В.П. Чижова. В 2000 г. туристические маршруты по российским заповедникам впервые были представлены на международной туристической выставке. И если до 1980-х годов, когда в СССР не было национальных парков, с туризмом в заповедниках еще можно было как-то мириться, то сейчас, когда их количество в России или Украине измеряется десятками, туризм в заповедниках недопустим, так как для туризма созданы национальные парки.

Масштабы туристической деятельности в заповедниках поражают. В Крымском заповеднике функционируют 15 рекреационных площадок на площади2500 га с платными «заповедными тропами», кемпингами «Черная речка», «Дубрава», коммерческим спелеокомплексом «Мраморная пещера» (35). В Ялтинском горно-лесном заповеднике существуют 26 пеших экскурсионных маршрутов длиной более 10 км, площадью — более 1720 га. Пропускная способность каждого — 1625 человек в день. Туристы посещают там же пещеры «Трехглазка», «Ялтинская», «Геофизическая» по 150 человек в день (36). Гору Ай-Петри в этом заповеднике посещают десятки тысяч человек в год, а весь Ялтинский горно-лесной заповедник — до 300 тыс. туристов в год (устное сообщение А. Рудыка). В Карадагском заповеднике для развлечения публики соорудили дельфинарий, в Карпатском заповеднике гору Говерлу штурмовали на автомобиле «Нива-Шевроле» ради занесения в Книгу рекордов Украины (12, 71).

По лимитам украинские природные заповедники посещает около 200 тыс. экскурсантов, но на самом деле их количество достигает 1 млн. и более человек в год.

По нашим подсчетам в среднем ежегодно на один гектар Крымского и Карадагского заповедника приходится 1 посетитель,

Каневского и Опукского — 1,2–1,4 человека, Казантипского и Хомутовской степи — 2,2–2,3 человека, Каменных Могил и Медобор — 5–6,6 человек, Ялтинского горно-лесного — 10,5 человек, Мыса Марьян — 41,7 человек.

В 2003 г. российские заповедники посетило более 200 тыс. человек (28). На своем сайте Фонд развития экотуризма «Дерсу Узала» активно пропагандирует туризм в Астраханском, Центрально-Лесном, Камчатском, Тебердинском, Байкало-Ленском, Байкальском, Катунском, Алтайском, Лозовском, Дальневосточном морском, Усть-Ленском и других заповедниках, организовывает рыболовные туры в Путоранском заповеднике. В 2002 году Березинский заповедник посетило 23 тыс. иностранных туристов и всего 500 белорусов (31).

В январе 2006 г. Росприроднадзор издал печально известный приказ №4, обязывающий заповедники зарабатывать на экотуризме и установивший определенные задания по зарабатыванию денег (71). Правда, немногим позже, из-за протеста общественности, он был аннулирован. В 2007 г. открыла для туристов свои заповедники Армения. Следует отметить, все эти действия по организации туризма в заповедниках проводятся чиновниками в волевом порядке, без учета мнения ученых и общественных экологических организаций.

В 2011–2013 гг. в России приняты опасные антиэкологические законодательные правки, разрешающие в заповедниках познавательный туризм, реорганизацию заповедников в национальные парки, размещение в национальных парках сооружений для развития физической культуры и спорта (175). Однако осенью 2015 г. в Госдуму России был внесен законопроект №884920–6 запрещающий познавательный туризм в природных заповедниках. Хочется надеяться, что этот законопроект станет законом.

 

Более подробно об экологическом  вреде экотуризма и экскурсий в заповедниках и других обьектах ПЗФ в книге В.Е.Борейко  ” Троянский конь экотуризма=смерть для заповедной природы”  http://ecoethics.ru/troyanskiy-kon/

 

Пресс-служба КЭКЦ

 

24.07.2017   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости