Зачем нужна в заповедниках поддержка естественных природных процессов и явлений, сохранение экосистемных взаимосвязей?

В.Е. Борейко, В.А. Бриних

 

Поддержание естественных природных процессов и явлений, наравне с долгосрочными мониторинговыми работами и сохранением биологического и ландшафтного разнообразия, является одной из трех основных задач заповедников и других территорий с заповедным режимом.

Еще в 1909 году классик заповедного дела России профессор Г.А. Кожевников одним из первым в мире написал о том, что на заповедных территориях должен осуществляться принцип полной неприкосновенности, направленный на то, чтобы «предоставить природу самой себе». По его мнению, «Всякие меры, нарушающие естественные условия борьбы за существование, здесь недопустимы». Г.А. Кожевников писал, что на заповедных участках «не надо ничего устранять, ничего добавлять, ничего улучшать» (9). Доктор биологических наук, деятель заповедного дела С.А. Дыренков призывал создавать заповедные территории как «эталоны спонтанной  структуры и динамики» (7). Не вмешиваться в природные процессы в заповедниках, оставить природные участки в покое призывал и другой известный деятель заповедного дела, доктор биологических наук Ф.Р. Штильмарк (14).

В настоящее время поддержание природных процессов и явлений, как задача заповедников и заповедных зон, прописана не только в концепции заповедности (2), но и законодательно закреплена в статье 15 Закона Украины «О природно-заповедном фонде Украины» (8). Изначально в Федеральном законе Российской Федерации «Об особо охраняемых природных территориях» также указывалось, что государственные природные заповедники имеют своей целью сохранение и изучение естественного хода природных процессов и явлений. Однако после поправок 2013 года в статье 6 указанного закона осталось лишь упоминание о том, что в границах государственных природных заповедников природная среда сохраняется в естественном состоянии (12).

Обеспечение естественного хода природных процессов и явлений, как задача полных резерватов и заповедных зон национальных парков, в последнее время стала широко поддерживаться ведущими специалистами в области охраняемых природных территорий США, Канады, Германии, Австрии, Индии и многих других стран. Так, в национальных парках Германии и Австрии заповедные зоны получили даже специальное название – «зоны естественной динамики» (6). Девиз современных немецких национальных парков звучит следующим образом: «Позволить природе идти своим эволюционным путем» (5, 6). Именно поэтому в США и Канаде заповедные зоны занимают более 90% территории национальных парков, а в Германии и Австрии недавно принято решение довести заповедные зоны до 75% территории национальных парков (5, 6). Традиционно большие заповедные зоны имеются в национальных парках Индии, Финляндии, Швеции, Румынии, многих африканских стран. Чехия в 2017 году приняла решение о доведении заповедных зон национальных парков до 50% территории парков (5, 6).

Необходимость заповедания естественных экосистем практически никем в научном мире и среди природоохранной общественности не оспаривается. С этим согласны даже критики идеи абсолютной заповедности. Так, Г.Н. Лысенко считает, что заповедные участки с режимом полного невмешательства – это природные лабо­ратории, где режим общего невмешательства позволяет получать ценнейшую информацию о процессах саморазвития степных экосистем (11).Проведение мониторинговых работ на заповедных территориях имеет первостепенное значение для науки, так как позволяет проводить наблюдения в ненарушенных хозяйственным воздействием природных комплексах и сравнивать относительно нетронутые природные территориии с уже хозяйственно освоенными. Также соблюдение режима заповедности является критическим условием для выживания практически половины видов животных и растений, занесенных в Красные книги различного уровня Однако необходимость поддержания (невмешательства) природных процессов и явлений критически оценивается даже многими специалистами-экологами, не говоря уж о широкой экологической общественности и простым обывателям.

Видимо, одной из причин такого мнения является концепция природного эталона, господствовавшая в заповедном деле Советского Союза во второй половине прошлого века. Представление о заповеднике как природном эталоне является, по сути, механическим перенесением идей В.В. Докучаева на все заповедники в целом. В итоге она оказалась ошибочной и создала массу проблем в ходе практического применения параметров эталонности (10, 12). Ведь знаменитый почвовед говорил лишь о почвах, а не о целых природных комплексах (экосистемах), которые представляют собой открытые системы, саморазвивающиеся в результате взаимодействия экзо- и эндогенных факторов среды. Поэтому утверждение, что заповедники создаются ради сохранения типовых «эта­лонных» ценоструктур, является в корне неверным, т.к. в открытых «живых» системах не может быть ничего эталонного. Ведь эталон — это точно установленная мера, с которой сравнивается аналогичный по своей природе объект. Каждый объект статичен, а процесс – динамичен в своем развитии. Каждая конкретная экосистема, хоть и обладающая набором каких-то общих черт с другими им подобными экосистемами, набором сходных природных объектов (компонентов), и функционирующая на общих принципах взаимодействия, все же неповторима в разнообразии своих компонентов и индивидуальна в естественном ходе природных процессов и явлений. Именно поэтому режим полной заповедности, исходя из принципа невмешательства, призван поддерживать не эталонные объекты, а естественные природные процессы и явления (3).

В контексте концепции природного эталона гибель любого изучаемого заповедного объекта означает конец эксперимента и фактически – повод отменить режим охраны (как это случилось с Марийским заповедником после страшного пожара 1972 года), а в рамках концепции полного заповедания это печальное событие стало бы лишь одним из промежуточных результатов, так как на месте погибшей лесной экосистемы неизбежно начала бы развиваться другая.

Вместе с тем, естественные природные процессы и явления, а также экосистемные взаимосвязи также требуют своей защиты. Если первоначально, в соответствии с взглядами Г.А. Кожевникова, это требовалось ради проведения длительных мониторинговых работ (9), то в настоящее время  сохранение естественных экосистем («дикой природы»), ввиду их высокой внутренней самоценности и быстрого исчезновения, приобрело особую значимость.

Разберем важность сохранения природних процессов и явлений, а также естественных экосистемных связей на примере с короедом в украинских лесах. В природных, не затронутых человеческим воздействием, лесах, короеды являються обычным элементом естественной динамики леса. Более того, они играют положительную экологическую роль, являясь своего рода «санитарами леса», выбирая, в первую очередь, больные и ослабленные деревья. Короеды включены в естественные природные взаимоотношения «хищник-жертва», при которых рост численности этих насекомых ограничивается имеющейся кормовой базой и наличием хищников. Короедам не дают размножаться в значительном количестве их природные враги – насекомые, поедающие короедов, и насекомоядные птицы, в основном дятлы. Не случайно в заповедных лесах, где не проводятся мероприятия по защите леса, губительные для леса вспышки численности так называемых насекомых-вредителей не отмечаются (5).

Совсем другое дело – леса, где широкомасштабными рубками, прежде всего приисково-выборочными, уничтожаются удобные (старовозрастные, фаутные) для гнезования птиц-дуплогнездников деревья. В результате непродуманных решений и действий в области лесного хозяйства экологические связи «хищник-жертва» нарушаются, что, в свою очередь, делает неэффективными природные «барьеры» по сдерживанию размножения короеда.

Еще одним фактором, способствующим росту численности короеда, являются искуственно создаваемые лесные монокультуры, в частности, сосны. Благодаря этому также происходит блокирование многих природных взаимосвязей, сдерживающих рост численности короеда. В частности, известно, что в смешанных хвойно-лиственных насаджениях вспышки численности короеда не играют существенной роли. Однако лесники не заинтересованы в посадке той же березы или тополя, т.к. это породы, по их мнению «малоценные», а значит, экономически не выгодны. Таким образом, в погоне за получением максимальной прибыли от продажи болем ценной древесины работники лесного хозяйства нарушают естественные природные процессы в лесах, что и вызывает губительные вспышки размножения короеда. Природа всегда мстит за нарушение своих законов саморегуляции и саморазвития.

Третьим фактором, нарушающим естественные процессы в лесу и способствующим размножению короеда, является искусственное наращивание численности копытных в результате ведения охотничьего хозяйства. Дело в том, что во многих частных охотхозяйствах, которые нередко преподносятся как «передовые», главной добычей являются дикие копытные, которых разводят охотники интенсивными биотехническими методами, включая поголовное уничтожение волков. Чем больше в лесу кабанов, оленей и косуль, тем больше прибыль охотхозяйства. Однако чрезмерно расплодившиеся в охотхозяйстве копытные выедают и вытаптывают подлесок и подрост многих лиственных кустарников и деревьев, оставляя преимущественно хвойные виды, чем нарушают естественный баланс и разнообразие растительности. В итоге лесная экосистема из-за этого становится проще, однообразнее, а потому менее устойчивой. Экологические связи в ней ослабевают и лесная экосистема уже не в силах противостоять короеду. Природа всегда жестко реагирует на нарушение своих законов саморегуляции и саморазвития.

 

В связи с этим заповедники, заповедные зоны национальных парков, региональных ландшафтных парков, биосферных заповедников, а также заповедные участки (заповедные урочища), благодаря тому, что они поддерживают важнейшие природные процессы и явления, защищая экосистемные взаимосвязи, становятся важнейшим фактором экологической стабильности хозяйственно осваиваемых территорий, в первую очередь, лесных земель. Более того, в целях борьбы с короедом заповедные участки, свободные от лесо- и охотхозяйственной деятельности, должны срочно создаваться в каждом лесничестве, имеющем хвойные леса.

 

Литература

 

1. Борейко В.Е., 2010. Заповедники, заповедность и живородящий хаос. К., КЭКЦ. 48 с.

2. Борейко В.Е., Бриних В.А., Парникоза И.Ю. Заповедность (пассивная охрана пироды). Теория и практика. К., КЭКЦ. 112 стр.

3. Бриних В.А., 2014. Заповедная степь в климатическом круговороте // Степной Бюллетень. № 41. С. 4-9.

4. Бумар Г.Й., Попович С.Ю., 2001. Сучасні проблеми збереження екосистеми Поліського природного заповідника як наслідок резерватогенних сукцесій // Заповідна справа в Україні. Вип. 2. С. 59-61.

5. Галущенко С.В., Галущенко Н.Н., 2017. Строго охраняемые пиродные територии как основа реальной заповедности. Международный и европейкий опыт // Гуманитарный экологический журнал, № 3. С. 1-11.

6. Галущенко С.В, Охраняемые природные территории Европы. Концепция невмешательства,https://www.lisportal.org.ua/87431/

7. Дыренков С.А., 1986. О принципах жесткой резервации территорий // Ботанический журнал. Т. 71, Вып. 3. С. 392-394.

8. Закон Украины от 16.06.1992 г. № 2456-XII «О природно-заповедном фонде Украины».

9. Кожевников Г.А., 1909. О необходимости устройства заповедных участков для охраны русской природы // В кн. Труды Всероссийского юбилейного акклиматизационного сьезад в 1908 г. в Москве. Вып. 1.

10. Краснитский А.М., 1983. Проблемы заповедного дела. М.: Лесная промышленность.

11.  Лысенко Г.Н., 2014. Степные заповедники и абсолютно заповедный режим: поиски компромисса // Степной Бюллетень. № 40. С. 11–15.

12. Уинер Д.Р., 2001. Подводные камни концепции эталона: маленький заповедник поднимает большие вопросы //Степной Бюллетень. № 10.

13. Федеральный закон от 14.03.1995 г. № 33-ФЗ «Об особо охраняемых природных территориях».

14. Штильмарк Ф.Р., 2005. Идея абсолютной заповедности. К.-М., КЭКЦ-ЦОДП. 116 с.

 

 

10.01.2018   Рубрики: Борьба за заповедность, Новости, Спасем украинский лес